Здравствуйте, Гость. Регистрация   Вход
  Форум       Статьи      Книги      Новости      Видео      Галерея      Поиск   

Шпион, который пытался уничтожить мир
Полвека назад, в разгар самого острого противостояния СССР и США, в Москве арестовали полковника ГРУ Пеньковского.

Он выдал противникам все наши слабые стороны и чуть не начал ядерную войну…

Олег Пеньковский был ценнейшим агентом западных спецслужб, их величайшей удачей за всю историю противостояния с Москвой. Хотя связь длилась менее двух лет. На втором месте в «рейтинге удач» - полковник КГБ Олег Гордиевский, после 11 лет шпионажа сбежавший в Англию, где живет и по сей день. На третьем - генерал-майор ГРУ Дмитрий Поляков. Шпионил четверть века. Расстрелян нашими в 1988 году.

- В США в 90-х вышла книга «Шпион, который спас мир», основанная на рассекреченных донесениях в ЦРУ и МИ-6 агента по кличке «Герой», - рассказывает писатель Геннадий Евгеньевич СОКОЛОВ, историк мировых разведок. - Ее авторы утверждали, что Пеньковский изменил курс «холодной войны», спас мир от ядерной катастрофы в Карибский кризис 1962-го. У нас недавно была издана книга полковника КГБ в отставке Анатолия Максимова «Главная тайна ГРУ». Якобы на самом деле Пеньковский - наш герой без кавычек, внедренный в ЦРУ с особой дезинформаторской миссией. А процесс над ним был лишь инсценировкой.

Две диаметрально противоположные версии в ходу.

- Истина, как всегда, посередине, Геннадий Евгеньевич?

- Истина в том, что изменника Пеньковского расстреляли по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР. Это был суровый приговор и для Главного разведывательного управления Минобороны СССР. Лишился поста легендарный шеф ГРУ Иван Серов. Почти четверть века он правил бал в советской разведке. Зам Берии, глава КГБ, затем - ГРУ. Генерала армии отправили в отставку, лишив званий и наград. От суда его спасли давняя дружба и «особые дела» с Хрущевым. Спешно сместили почти всех руководителей ГРУ. Срочно отозвали из-за рубежа более трех сотен легальных и нелегальных разведчиков, которых мог засветить предатель. Иных отзывать было уже поздно. Ряд многообещающих операций оказался безнадежно провален. Многие агентурные связи утрачены навсегда. Серова сменил генерал КГБ Петр Ивашутин, руководивший операцией по аресту Пеньковского. Большинство новых кадров в ходе чистки также пришло в ГРУ из кабинетов Лубянки. «Друзья-конкуренты» военных разведчиков. Престижу советской военной разведки был нанесен сокрушительный удар.

Отправили в отставку и Главнокомандующего ракетных войск и артиллерии СССР Сергея Варенцова. Маршала понизили в звании на четыре ступени, лишили звания Героя Советского Союза. Сломали карьеру и ряду других военачальников. Все из-за того же «Героя» Пеньковского.

Слишком большая цена для мифической «дезинформаторской миссии»!

Подобной беспрецедентной чистки не было в истории России в случае с другими предателями.

- Как Пеньковского завербовали? На чем подловили?

- Вербовки не было. Он - «инициативник». Сам не раз пытался через иностранцев передать на Запад письма с предложением сотрудничества. Его считали провокатором, бумаги отказывались брать. Летом 1960 года одно письмо все же попало в ЦРУ. Через американских туристов. ЦРУ и МИ-6 создали под Пеньковского совместную бригаду. В ходе его трех загранкомандировок в Лондон и Париж предателя «выпотрошили» полностью. Общее время «допроса» составило 140 часов! На 1200 страниц машинописного текста. Плюс из Москвы он успел передать хозяевам массу ценных сообщений и 111 фотопленок. Отснял 5500 сверхсекретных документов общим объемом 7650 страниц. Бригада переводчиков не поспевала за неутомимым шпионом. ЦРУ долго не могло поверить удаче!

- Однако наши власти утверждали после суда, что предатель к секретам доступ не имел, занимался лишь выставками в ГКНТ (Госкомитете СССР по науке и технике).

- Надо же было как-то прикрыть наш вселенский позор. Под «крышей» ГКНТ полковник вел весь комплекс вопросов экономического и научно-технического сотрудничества с Западом. Он отвечал в ГРУ за организацию военно-промышленного шпионажа против Запада по каналам ГКНТ. Это обернулось нам боком. Работа в ГКНТ предоставляла предателю отличные возможности получать закрытую информацию об экономическом, технологическом и военном потенциале СССР. Статус советника Госкомитета давал выход на руководителей наших крупных военных заводов и конструкторских бюро, начальников, управлявших военно-промышленным комплексом страны.

Другим, еще более важным источником получения секретных данных стали высокопоставленные знакомые Пеньковского. Прежде всего - Главный маршал ракетных войск и артиллерии СССР Сергей Варенцов.

- Говорят, он был тестем Пеньковского.

- Слухи. Предатель был женат на дочери генерал-лейтенанта Гапановича, начальника Политуправления Московского военного округа, к тому времени - покойного. А у Варенцова Пеньковский служил в войну адъютантом, оказывал важные «неслужебные» услуги. Он умел услужить начальству! С тех пор дружил, часто общался. За непринужденными беседами под рюмочку в доме маршала Пеньковский получал от Варенцова, его именитых гостей типа министра обороны Малиновского бесценные для западных спецслужб данные о новейшем советском ракетно-ядерном оружии. Оперативно узнавал о замыслах высшего руководства СССР по отношению к Западу в разгар «холодной войны», грозившей превратиться в горячую, ядерную. Ходил в любимчиках и у начальника ГРУ Серова. Еще в середине 50-х Пеньковского собирались уволить из военной разведки. Проштрафился в Турции. Но Серов его спас. Характерный пример: в 1961-м для встречи с «хозяевами» на туманный Альбион предатель прибыл, сопровождая в служебной командировке… жену и дочь Серова. Помогал им закупить в Лондоне дефицитное в ту пору в СССР барахло.

Покровительство высокого начальства открывало шпиону двери многих кабинетов и секретных архивов, доступ к шифровкам из зарубежных резидентур, документам для высшего руководства страны. Эти материалы никак не должны были по законам конспирации и правилам ГРУ попадать Пеньковскому на глаза. Он же умудрялся копировать секретные материалы, переправляя все наиболее важное на Запад. Подчас ему не нужно было даже выяснять имена агентов, завербованных ГРУ в Англии, США. Достаточно передать, что ГРУ получило копию документа с таким-то грифом и порядковым номером. Вражеская контрразведка вычисляла, откуда утечка. Так были сданы многие наши агенты за рубежом.

- Однако и сам предатель проработал меньше двух лет. Быстро же его вычислили!

- Могли раскрыть еще раньше! В августе 1961-го агент из военного министерства Франции, завербованный сотрудником парижской резидентуры ГРУ Вадимом Георгиевичем Ильиным, сообщил, что в спецслужбах СССР есть предатель. Фамилия - Пеньковский.

- Вот это удача! Бери шпиона тепленьким!

- Резидент ГРУ в Париже Николай Чередеев посчитал информацию недостоверной и запретил посылать ее в Центр. Ильин стоял на своем. Его отозвали в Москву, вынудили уволиться из ГРУ. Вот что значили связи Пеньковского!

- Что стало с Ильиным?

- Говорят, работал переводчиком. Я пытался отыскать Ильина, не смог. Может, прочитав «Комсомолку», он или его родственники отзовутся?

- Как все же изловили шпиона?

- По сей день аналитики ЦРУ и МИ-6 ломают голову, что привело к его разоблачению, обвиняют друг друга в провале суперагента. Дошло до того, что виновным в раскрытии Пеньковского признали главу МИ-5 сэра Роджера Холлиса. На самом деле вычислить его помог наш супершпион Джордж Блейк. Он живет в Москве, на днях отпразднует 90-летие. Двадцать лет назад совместно с немецкими документалистами я снимал о нем фильм, кое-что узнал из первых уст. В 50-х Блейк работал в западноберлинской резидентуре МИ-6. Сообщил в Москву о всех ее сотрудниках. В том числе, о чете Чисхолм. Когда Пеньковский стал агентом Запада, супругов отправили в Москву для связи с ним. Надеясь, что мадам Чисхолм, гуляя по Москве с маленьким ребенком, не вызовет подозрений у КГБ. Однако чекисты знали, благодаря Блейку, истинное лицо английской мамаши. «Топтуны» из 7-го управления КГБ сразу по прибытии мадам в Москву взяли ее под плотный «колпак». Они и засекли 30 декабря 1961 года контакт «в одно касание» между Джанет Чисхолм и неизвестным русским на Цветном бульваре. Дальнейшая слежка за мадам вывела нашу контрразведку на Пеньковского.

Шеф Второго главного управления КГБ (контрразведка) генерал Грибанов и начальник Шестого главного управления (военная контрразведка) генерал Ивашутин, получив первые косвенные данные о возможных связях Пеньковского с западными спецслужбами, долго отказывались этому верить. Не давала покоя боязнь ошибиться и навлечь на себя гнев высших государственных чинов, покровительствовавших Пеньковскому. Кроме фотографий случайных встреч в Москве с Чисхолм конкретной информации против полковника ГРУ на Лубянке не было. Полковник военной разведки умел заметать следы!

Лишь несколько месяцев спустя сам шеф КГБ Владимир Семичастный отдал приказ произвести в отсутствие Пеньковского обыск в его квартире. Чтобы «удалить» хозяина из дома, контрразведчики обработали его кресло в служебном кабинете ядовитым составом. Полковник заболел. Попал в госпиталь. Пока лечился, квартиру обыскали. Каково же было удивление чекистов, когда они обнаружили в тайнике целый арсенал шпионской амуниции: минифотокамеры, диктофоны, деньги, шифры, инструкции и так далее. Только эта находка окончательно решила судьбу «крота». Дала руководству КГБ «железные» основания для последующего ареста. За ним стали следить, выявляя все контакты, под разными предлогами «закрыли» запланированные командировки в США, Европу.

- Что привело Пеньковского к сознательной измене?

- Подобный вопрос задали 26 июня 1963 года шефу ЦРУ Джону Маккоуну на заседании Консультативного Совета по делам разведки при президенте США. Совет специально собрался обсудить провал ценнейшего агента. Маккоун откровенно ответил: «Прежде всего он руководствовался эмоциональными мотивами. Этот человек не мог смириться с тем, что ему не удалось подняться на более высокую ступеньку власти, что и побудило его работать против нынешних лидеров СССР.» ЦРУ ведь изучило его со всех сторон, опасаясь «двойной игры». И прекрасно знало истинную суть «идейного борца с коммунизмом».

- Расшифруйте слова про ступеньки власти.

- Пеньковский считал, что засиделся в полковниках. Мечтал быть генералом. Только и всего. Еще деньги очень любил. ЦРУ обещало ему 250 тысяч долларов после завершения шпионской деятельности и переселения в США. Гигантская по тем временам сумма.

- Какой главный урон нанес предатель?

- Проведенное по заданию руководства страны расследование показало: Пеньковский выдал спецслужбам США важнейшую стратегическую информацию о советских ракетно-ядерных силах. В разгар Карибского кризиса, когда противостояние двух стран достигло своего апогея и грозило перерасти в вооруженное столкновение с непредсказуемыми последствиями.

- В чем же заключалась его «миссия по спасению мира», как утверждали авторы цэрэушной книги?

- Хрущев блефовал. Мол, в СССР «ракеты делают как сосиски». И Запад готов был верить в ядерную мощь русских. Но Пеньковский дал Вашингтону и Лондону поистине бесценную информацию. Оказывается, против 5000 американских ядерных боеголовок СССР мог выставить всего 300. Предатель помог руководству США вскрыть слабые стороны советской обороны, уверовать в свое военное превосходство и безбоязненно действовать в ходе Карибского кризиса с позиции силы. Опять же благодаря Пеньковскому США узнали про наши ядерные ракеты на Кубе. У них под носом. В августе и октябре 62-го американский самолет-шпион У-2 засек на территории Кубы активную стройку. Только с помощью «ядерного советского досье» Пеньковского ЦРУ определило: на острове Свободы «красные» спешно монтируют пусковые площадки для ядерных ракет, готовых взять под прицел всю Америку! И забили тревогу.

- Хрущев был известный авантюрист. Как тогда говорили – «волюнтарист». Обещал «закопать Америку»! Мог сдуру и начать ядерную войну. Может, действительно Пеньковский был спасителем мира, раскрыв вовремя Западу замыслы Никиты Сергеевича?

- В сказку о спасителе можно поверить, если бы не один нюанс. О нем я узнал из рассекреченных документов ЦРУ, внимательно изучал их. Пеньковский договорился с кураторами из ЦРУ о двух кодированных телефонных сигналах для срочного предупреждения своих хозяев. Один - угроза ареста. Другой - секретное решение Кремля о ядерном ударе по Западу. Почуяв провал, накануне ареста Пеньковский сделал в московскую резидентуру ЦРУ шифрованный звонок об … угрозе ядерного нападения СССР на США. Видно, решил: пропадать, так с музыкой! Пусть вместе с ним идет в тартарары весь мир. Во всяком случае, родина. Понимал, что его расстреляют.

Однако Ди-Си-Ай - шеф ЦРУ Джон Алекс Маккоун шифровку не получил.

- Почему? Наши перехватили оперативно?

- Кто-то уже в Лэнгли, штаб-квартире ЦРУ, ее попридержал. Кандидатов двое. Аналитик Реймонд Гарткофф (возможно, из русских, поскольку на конце фамилии два «ф») или замглавы ЦРУ Рэй Клайн. Возможно, оба приложили руку к тому, чтобы чрезвычайно важная, но сомнительная шифровка о подготовке советского ядерного удара не пошла к руководству США. Я читал записку Гарткоффа. Он сравнил дерзкий сигнал Пеньковского с решением библейского Самсона обрушить храм на голову врагов и себя. Нетрудно представить реакцию американских «ястребов» в окружении Кеннеди, если бы шифровка из Москвы не застряла в Лэнгли, а дошла до них. Вполне могла разразиться ядерная война. Из-за Пеньковского. Повторяю, это был разгар Карибского кризиса. Американцы только что узнали про наши ракеты на Кубе.

22 октября в Москве арестовали предателя. В тот же день Кеннеди заявил нации, что вооруженные силы страны приведены в состояние боевой готовности.

- Арест шпиона и речь Кеннеди были связаны?

- Нет. Об аресте Пеньковского ЦРУ и сам Кеннеди узнали лишь в начале ноября, когда кубинский кризис уже «рассасывался». Там тоже история интересная. КГБ выманило одного из «связных» шпиона, американского дипломата, к тайнику Пеньковского. Сделав от его имени тайный шифрффованный знак. Дипломата взяли с поличным, тут же выдворили из СССР.

А в те октябрьские дни обстановка была накалена до предела. Около ста боевых кораблей, подлодок ВМФ США полностью блокировали Кубу, чтобы не пропустить советские корабли с оружием. Но наши ядерные боеголовки уже были на острове. Пентагон спешно готовил для вторжения более трехсот тысяч пехотинцев и десантников, усиленных ударной авиацией и флотом. В воздухе круглосуточно барражировали стратегические бомбардировщики американских ВВС с термоядерными бомбами на борту. Вооруженные силы Советского Союза и стран Варшавского пакта также были приведены в состояние боевой готовности.

- Мне было в тот момент 9 лет, Геннадий Евгеньевич. Врезалась в память суровая речь министра обороны Малиновского по радио (телевизоров тогда в деревне не было, как и электричества). Вечером у нас в доме собрались мужики. Пили самогонку, спорили.

- Будет ли война?

- Что война вот-вот начнется, никто не сомневался. Гадали лишь, когда объявят мобилизацию и пойдут мужики с винтовками на фронт, как в 41-м. Все еще прекрасно помнили Отечественную. В нашем сельпо мигом раскупили спички, соль, мыло, керосин. Сам в очереди стоял. А больше и покупать было нечего.

- Я тоже хорошо помню, как в один из октябрьских дней 62-го во двор моего московского дома на Усачёвке въехала доверху груженая полуторка. В подвал дома стали вываливать противогазы. Бросали их как картошку - горой. На радость нам, мальчишкам! Каждый тогда унес себе домой несколько штук. Щедро посыпанные тальком, они плохо пахли. После первой же примерки одевать их больше не хотелось. Потом стали приводить в порядок бомбоубежища - излюбленные места наших игр в прятки. Это был еще один очевидный даже для мальчишеских глаз признак надвигающейся угрозы войны.

- Наше ядерное оружие на Кубе - авантюра Хрущева?

- Карибский кризис возник не сразу. После провала американской операции вторжения в заливе Свиней весной 1961 года ЦРУ и Пентагон разработали план «Мангуста» по свержению режима Фиделя Кастро. Кремль решил создать мощный ракетно-ядерный плацдарм на Кубе, чтобы взять под прицел всю территорию США. Операция по доставке ракет получила кодовое название «Анадырь». Позже Хрущева обвиняли в вероломстве. Но это был адекватный ответ США, которые первыми, еще в 61-м, разместили свои ракеты в Турции, способные накрыть Москву. Хрущев не без основания полагал, что СССР имеет такое же право, как и Штаты, размещать свои ракеты в другой стране с согласия ее правительства. Особенно, если речь идет о защите этого государства от иностранного вторжения.

- Как родилась операция «Анадырь»?

- В апреле 1962 года во время очередного доклада в Кремле министра обороны СССР Малиновского Хрущёв перебил маршала и неожиданно спросил: « Родион Яковлевич, а что, если запустить в штаны американцам нашего ежа?» Малиновский замолчал, не зная, что ответить. Хрущёв тогда пояснил, что он имеет в виду: «Нельзя ли поставить наши ракетные системы на Кубу? Мы пока сильно отстаём от США по боеголовкам - раз в пятнадцать, кажется. Быстро это отставание не ликвидируешь. В то же время ракеты у самого порога США резко изменили бы ситуацию.»

Министр обороны заметил, что в таком случае речь идёт не столько о военном, сколько о политическом решении.

На заседании Президиума ЦК КПСС 24 мая 1962 года политическое решение было принято. Инициативу Хрущёва единодушно поддержало высшее политическое руководство Советского Союза. Было признано целесообразным создать мощный ракетно-ядерный плацдарм у самых дверей Соединенных Штатов - на Кубе.

Реализация «Анадыря» началась безотлагательно в обстановке максимальной секретности. В общей сложности на Кубу должен был быть переброшен 50-тысячный советский военный контингент. В его составе была 51-ая ракетная дивизия. В неё входило пять полков с установками ракет средней дальности действия: три с 24 ракетами Р-14 дальностью до 1700 км и два полка с 16 ракетами Р-12 дальностью до 3500 км. Каждая из ракет оснащалась ядерной боеголовкой мощностью в одну мегатонну.

Не менее значительной была ядерная нагрузка подводного флота, выдвигавшегося согласно операции «Анадырь» к берегам Флориды. Семь из одиннадцати подводных лодок, направленных туда, несли каждая по три ракеты Р-13 мощностью в одну мегатонну каждая.

Ядерную составляющую имели даже два дивизиона ФКР - фронтовых крылатых ракет с дальностью действия до 160 км и боеголовками до двенадцати килотонн каждая.

Внушительно выглядели авиация и надводный флот, направлявшиеся к Кубе. Они включали в себя 42 легких бомбардировщика Ил-28, звено истребителей МиГ-21, а также 2 крейсера, 4 эсминца и 12 катеров типа «Комар» с ракетами Р-15. Плюс 2 танковых батальона, оснащённых самыми современными на то время танками Т-55, и несколько батарей ПВО.

В случае возможного конфликта это была очень серьезная сила. И главное - почти вся территория США находилась в зоне достижения советских ядерных ракет.

- Но, благодаря шпиону Пеньковскому, Кеннеди узнал о советских ракетах еще на стадии их монтажа и принял чрезвычайные меры!

- Объявив блокаду Кубе, Кеннеди потребовал от Хрущева убрать ракеты без каких-либо условий. Знал же свое ядерное превосходство! Но Хрущев не дрогнул. Начались трудные переговоры. Кажется удивительным, но в тот момент между Кремлем и Белым домом не было прямой телефонной связи. Знаменитую «Красную линию» установят после Карибского кризиса. А в те дни посредником в переговорах двух лидеров стал … резидент КГБ в Вашингтоне Александр Феклисов (американцы знали его как Фомина). Я встречался с Героем России полковником Феклисовым, готовя материалы для своих книг. Легендарный разведчик умер ровно 5 лет назад.

Александр Семенович рассказывал мне о своей встрече в самый разгар Карибского кризиса с известным журналистом телекомпании АВС и другом семьи Кеннеди Джоном Скали. «Фомин» говорил с ним о путях выхода из кризиса, возникшего вокруг советских ядерных ракет на Кубе. Встречались они не в первый раз. Американцы верили, что через КГБ лежит кратчайший путь к уху Хрущева. И Скали всегда охотно шел на встречу с вашингтонским резидентом КГБ.

В тот октябрьский день «Фомин» огорошил своего собеседника угрозой: если США решатся на силовые действия на Кубе, СССР нанесет молниеносный удар по Западному Берлину. « Я тогда нарисовал Джону страшную картину, - признался мне Анатолий Семенович. - Тысячная армада советских танков при мощной поддержке с воздуха сметает все на своем пути! Вряд ли нам потребуется больше суток, чтобы сломить сопротивление натовских гарнизонов и захватить Западный Берлин. Скали тут же помчался докладывать о разговоре братьям Кеннеди. Наверное, это был ключевой эпизод в политическом покере вокруг Карибского кризиса.»

Любопытно, что тогдашний посол СССР в США Анатолий Добрынин отказался подписывать шифрограмму с отчетом Феклисова о его беседе со Скали. Дипломат считал, что КГБ ведет сверхрискованную игру, которая может закончиться катастрофой, и не хотел брать на себя ответственность за возможные последствия. Он не знал, санкционирована ли эта игра Хрущевым или является инициативой Лубянки. Александр Семенович был вынужден самостоятельно связываться с Центром.

В Москве вся информация по Карибскому кризису стекалась на Лубянку. Специальная группа во главе с председателем КГБ Семичастным круглосуточно получала и обрабатывала разведывательную информацию, поступавшую в Центр по каналам МИДа, ГРУ и КГБ.

«Я анализировал всю информацию и отбирал самую главную из потока сообщений, - рассказывал мне позднее Владимир Ефимович Семичастный. -Важнейшие материалы попадали в синюю папку, а затем я докладывал о них Хрущеву. Костяк этих сообщений, естественно, составляли шифровки резидентов КГБ и ГРУ, а также наших послов в США и на Кубе.»

- Какое из донесений вам тогда запомнилось более всего? - поинтересовался я у бывшего председателя КГБ.

- То, что поступило в пятницу 26 октября, - ответил мне Семичастный. - Это была шифровка ГРУ. В ней говорилось, что в американских вооруженных силах введен второй уровень боевой готовности. Первый, как известно, означал войну. Сообщалось также, что всем госпиталям страны отдан приказ готовиться к приему раненых. Кроме того, командующий нашей группировкой на Кубе генерал Плиев докладывал, что, по его данным, военно-воздушные силы США нанесут упреждающий удар по острову 27 октября. Эти сообщения не могли не врезаться в память. От них веяло войной.»

Во время Карибского кризиса Хрущев и Политбюро заседали в Москве практически непрерывно. Американские журналисты писали, что и в Белом доме и в Кремле окна светятся ночи напролет. Узнав об этом из обзоров прессы, Хрущев перенес заседания Политбюро из Кремля за город, на дачу в Ново-Огарево, куда американским репортерам было не добраться.

27 октября действительно стало кульминацией конфликта. Советская ракета сбила над Кубой американский самолет-разведчик «У-2». Пилот погиб. Пентагон требовал от президента нанести по «комми» ответный удар. Несколько наших ядерных ракет уже были установлены на тот момент. Мы бы ответили в этом хаосе ядерным ударом. По «горячей линии» Феклисова в Кремль ушло полное тревоги послание Кеннеди. «На меня оказывается сильное давление. Так может начаться война». Получив его, Хрущев немедленно в ночь на 28 октября приказал советским кораблям взять курс на родину. Ракеты и ядерные боеголовки также возвращались домой. Часы войны были повернуты вспять и начали отсчитывать первые минуты мира. Затем, годами позже,последовали и ОСВ-1, и ОСВ-2 и другие договоры о снижении ядерной угрозы. Но отсчет начался после решения Никиты Сергеевича Хрущева убрать ракеты с Кубы.

- Получается, «волюнтарист» Хрущев тогда капитулировал?

- Никита Сергеевич не капитулировал. В обмен на вывод наших ракет Кеннеди дал гарантии невмешательства в дела Кубы. И убрал из Турции ядерные ракеты, нацеленные на Москву. Но про этот «турецкий» пункт договора Москва молчала по просьбе Кеннеди. Отсюда и упорные слухи о капитуляции Хрущева.

Так что не предатель Пеньковский, а политическая мудрость Хрущева и Кеннеди спасла полвека назад мир от ядерной войны. Ведь горячих генеральских голов, готовых начать ее, хватало тогда по обе стороны океана. Возможно, за это миротворчество оба мировых лидера и поплатились. В глазах родных «ястребов» они оказались «слабаками». Одного вскоре убили, другого свергли.

P.S. А Пеньковского расстреляли в мае 1963 г. ЦРУ почему-то не предприняло ни малейших попыток спасти своего суперагента. Может, не хотели дразнить русских? Хотя в том же 62-м янки обменяли летчика-шпиона Фрэнсиса Гэри Пауэрса на нашего разведчика Рудольфа Абеля (он же Вильям Фишер). МИ-6 поступило благороднее. Вместе с Пеньковским судили его английского связника Гревилла Винна, дали 8 лет. Англичане обменяли Винна на советского разведчика Гордона Лонсдейла (он же Конон Трофимович Моло́дый), получившего 20 лет за шпионаж. Этот обмен был явно не в пользу англичан.
Источник |
Категория: Новости | Просмотров: 1777 | Добавил: Qwerty | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
Партнеры